Нэнси и красный дракон. Пелоси сильно разозлила Китай, приехав на Тайвань. Чем ответит американцам Пекин?: Политика: Мужской журнал

0
5

Нэнси и красный дракон. Пелоси сильно разозлила Китай, приехав на Тайвань. Чем ответит американцам Пекин?00:01, 4 августа 2022Мир

Азиатское турне спикера палаты представителей Конгресса США Нэнси Пелоси стало одним из самых обсуждаемых событий последних дней. Противостояние США и Китая начало набирать обороты еще в июле на фоне новостей о возможном официальном визите Пелоси на Тайвань. Это негативно воспринималось китайскими властями, считающими остров своей территорией, а разговоры о его независимости — сепаратизмом. Как только турне началось, обстановка резко накалилась. Прилет Пелоси на Тайвань вызвал закономерно жесткую реакцию со стороны Китая. Народно-освободительная армия КНР находится в повышенной боевой готовности и проводит учения в непосредственной близости от острова. В мире снова заговорили о возможности китайского вторжения на Тайвань и нового этапа американо-китайской торговой войны. «Лента.ру» разбиралась, с чего началось очередное противостояние США и Китая и чем Пекин может ответить на визит Пелоси.

От сотрудничества к конфликту

2 августа спецборт Военно-воздушных сил (ВВС) США со спикером палаты представителей Конгресса Нэнси Пелоси на борту приземлился в тайваньском аэропорту Суньшань. Китай, считающий Тайвань одной из своих провинций, расценил этот визит как нарушение территориальной целостности и угрозу национальной безопасности. Министр иностранных дел КНР Ван И заявил, что это событие серьезно нарушает Принцип одного Китая, посягает на суверенитет страны и является политической провокацией, вызывает сильное возмущение среди китайского народа и общее противодействие со стороны международного сообщества.

Нэнси Пелоси на встрече с главой тайваньской администрации Цай Инвэнь, 3 августа 2022 года

Фото: Taiwan Presidential Office / Reuters

Пелоси в своем заявлении сообщила, что ее приезд на Тайвань не противоречит политике США в отношении Китая, Белый дом продолжает выступать против односторонних попыток изменения статус-кво по тайваньскому вопросу.

Этот визит заставил вновь говорить не только о новом витке политического противостояния Китая и США, но и о возможности продолжения торговой войны, разгоревшейся еще при президенте Соединенных Штатов Дональде Трампе

Отношения США и Китая в последние десятилетия были крайне противоречивыми. Цель американской политики всегда оставалась одной и той же — сдерживать растущее влияние Поднебесной. При этом средства ее достижения менялись вместе с президентами. При Билле Клинтоне контакты США и Китая были наиболее тесными. Тогда был подписан договор о торговле с КНР, который предоставил китайцам нормальные и постоянные торговые отношения. Клинтон пытался оказывать влияние на Китай не давлением и угрозами, а путем тесного сотрудничества.

Однако при Джордже Буше-младшем США поначалу вели достаточно конфронтационную политику, видя в Китае стратегического конкурента. Буш подчеркивал, что КНР — это «постоянно растущий гигант с огромным экономическим потенциалом». Однако ближе к концу своего срока отношение политика к Китаю стало более умеренным, во многом благодаря тесным контактам по вопросам безопасности и экономики.

Председатель КНР Цзян Цзэминь и президент США Билл Клинтон на совместной пресс-конференции в Вашингтоне, октябрь 1997 года

Фото: Larry Downing / Reuters

Особое внимание Китаю уделял и Барак Обама, который реализовывал стратегию «поворота к Азии» — она предполагала тесное сотрудничество с Китаем по ключевым глобальным и региональным вопросам.

США искали пути сдерживания влияния Китая, не допуская открытого конфликта

Все изменилось с приходом на пост президента США Дональда Трампа. Еще в ходе своей предвыборной кампании он позиционировал себя противником Китая, критикуя торговую политику коммунистов и обвиняя их в валютных манипуляциях с целью увеличения конкурентоспособности экспортных товаров.

Но поначалу Трамп не собирался развязывать никакой торговой войны, считает ведущий научный сотрудник Центра «Россия, Китай, мир» Института Дальнего Востока РАН Андрей Давыдов. В разговоре с «Лентой.ру» он отметил, что в первое время новая администрация старалась как-то наладить отношения с Китаем. Однако затем политик стал обвинять китайцев в торговом дефиците, потере рабочих мест в обрабатывающей промышленности США, незаконном присвоении американской интеллектуальной собственности, нелегальном доступе китайских компаний к американским технологиям, а также в дополнительных конкурентных преимуществах китайских компаний, которые находятся на государственном субсидировании.

Все эти обвинения послужили поводом для начала торговой войны. Именно она стала главным пунктом в борьбе с растущим влиянием Китая, который стремительно приближался к американским показателям ВВП.

Трамп понял, что Китай вышел на те позиции, когда он является реальным конкурентом США и способен окончательно потеснить их на первых ролях на мировой арене

Андрей Давыдовнаучный сотрудник Центра «Россия, Китай, мир» Института Дальнего Востока РАН

При этом Китай и США были крупнейшими торговыми партнерами, а их товарооборот в первый год президентства Трампа составил 710 миллиардов долларов.

Президент США Дональд Трамп и председатель КНР Си Цзиньпин на саммите «Большой двадцатки» в Японии в 2019 году

Фото: Kevin Lamarque / Reuters

Главным камнем преткновения был растущий торговый дефицит: американцы экспортировали в Поднебесную почти в четыре раза меньше, чем ввозили оттуда, и винили в этом самих китайцев. Корни проблемы уходили непосредственно в структуру американского экспорта. Экономика США просто не производила то, что импортирует из Китая.

Трампа, стремившегося «сделать Америку снова великой», такой расклад, естественно, не устраивал, и он решил прибегнуть к торговым рычагам. В начале 2018 года он ввел тариф размером в 30 процентов на ввоз солнечных батарей и модулей. За этим последовал и тариф на импорт больших стиральных бытовых машин. Китай не мог оставить это без ответа: с этого момента США и Китай стали обмениваться новыми тарифами несколько раз в месяц.

Торговая война в 2018 году

23 марта США ввели ввозные пошлины на сталь и алюминий. Но и Китай не сидел сложа руки: в тот же день власти Поднебесной заявили о подготовке тарифов на 128 товаров, импортируемых из США на сумму 3 миллиарда долларов.

В ответ США опубликовали список из товаров, объем импорта которых составлял примерно 50 миллиардов долларов. Под каток тарифов в размере 25 процентов должны были попасть целые группы товаров: от электроники до медикаментов. Но эти тарифы тогда так и не ввели.

Спустя пару месяцев относительного затишья страны снова начали обмениваться введением тарифов. Сначала китайцы решили обложить более 600 американских товаров пошлинами в те же 25 процентов, на что американцы ответили ввозной пошлиной на импорт более 800 товаров из Китая на общую сумму 34 миллиарда долларов. Китай поступил точно так же.

В итоге общий торговый дефицит США лишь вырос на 21 процент с начала торговой войны и поднялся до рекордных показателей, хотя в отношениях с Китаем резко сократился.

Однако торговая война не принесла дивидендов ни одной из сторон. В итоге США и Китай решили сесть за стол переговоров.

В июне 2019 года Трамп и Си Цзиньпин на саммите в Осаке договорились о «перемирии» в торговой войне: все действующие тарифы остаются, а новые не вводятся. Но перемирие продержалось недолго. Почти сразу США объявили Китай валютным манипулятором. Причиной тому стали действия Национального банка Китая, который позволил юаню упасть более чем на два процента за три дня до самого низкого уровня с 2008 года. Трамп обратился в Международный валютный фонд (МВФ), но там посчитали, что «оценка юаня соответствует фундаментальным экономическим показателям Китая». В ответ Трамп пригрозил введением новых тарифов.

Новые ограничения действительно последовали. Китай ввел тарифы на треть товаров, которые он импортирует из США, а американцы ввели пошлины на китайский импорт стоимостью около 112 миллиардов долларов.

Китайские детские слипоны, украшенные вышивкой с американским флагом и картой Китая

Фото: Andy Wong / AP

К началу 2020 года ситуация начала улучшаться. Торговая война нанесла серьезный экономический урон, поэтому Китай и США вернулись за стол переговоров. 15 января президент США Дональд Трамп и вице-премьер Китая Лю Хэ подписали первую фазу американо-китайского торгового соглашения, призванного разрешить взаимные претензии. В документе затрагивались и вопросы безопасности интеллектуальной собственности, и валютные манипуляции, и споры в торговле.

Однако вскоре началась пандемия коронавируса, которая не позволила в полной мере выполнить условия соглашения, хотя некоторые тарифы были отменены или смягчены. Тем не менее ведущий научный сотрудник Центра «Россия, Китай, мир» Института Дальнего Востока РАН Андрей Давыдов считает, что подписанные соглашения сыграли достаточно важную роль в торговых отношениях двух стран.

Стороны старались придерживаться этих соглашений, торгово-экономическая политика стала более упорядоченной. Даже те разногласия, которые сохранялись, не мешали увеличению товарооборота

Андрей Давыдовнаучный сотрудник Центра «Россия, Китай, мир» Института Дальнего Востока РАННовый президент — новые конфликты

Благодаря подписанным соглашениям, США и Китаю удалось нормализовать торговые отношения. Но экономическое противостояние не прошло бесследно: между странами нарастало политическое и дипломатическое напряжение. «Самое главное, что не предвидел Трамп, — вся эта ситуация противоречий и конфликтов может в скором времени перекинуться на политику. Это и произошло при Байдене», — подчеркивает Давыдов.

Отношения двух стран сразу не заладились. Первая же попытка провести переговоры обернулась скандалом. Встретившись в Анкоридже в марте 2021 года, американская и китайская делегации сразу же принялись обвинять друг друга в чем только можно. КНР, например, обвинила США в разжигании антикитайских настроений в других странах.

США злоупотребляют так называемыми представлениями о национальной безопасности, чтобы препятствовать нормальному торговому обмену и подстрекать некоторые страны к нападению на Китай

Ян Цзечипредставитель Министерства иностранных дел КНР

В ответ государственный секретарь США Энтони Блинкен обвинил китайцев в многочисленных нарушениях прав человека в отношении уйгуров в Синьцзяне и в несоблюдении правил об автономии Гонконга.

Видеозвонок между Джо Байденом и Си Цзиньпином в ноябре 2021 года

Фото: Jonathan Ernst / Reuters

В 2022 году отношения Китая и США вступили в состояние наибольшей конфронтации со времен 1990-х, но уже не в экономической, а в политической сфере.

Китай уже больше не хочет быть вторым номером на мировой арене, он претендует на первенство. Это еще не так очевидно, но уже крайне заметно

Андрей Давыдовнаучный сотрудник Центра «Россия, Китай, мир» Института Дальнего Востока РАН

При этом в феврале одним из факторов кризиса стало отношение стран к специальной военной операции на Украине. США сразу стали одним из главных противников России, принимая один пакет экономических санкций за другим. В свою очередь, руководство КНР многократно высказывалось в поддержку своего северного соседа, при этом подчеркивая важность мирного урегулирования. «Китайская сторона последовательно выступает за уважение суверенитета и территориальной целостности всех государств, соблюдение положений и принципов Устава ООН», — заявлял председатель КНР Си Цзиньпин.

Китай поддерживает Россию, но старается это делать, не нарушая введенные против России рестрикции. КНР не хочет попасть под вторичные санкции США

Тайваньский раздор

Тем не менее, столкнувшись с беспрецедентной за 40 лет инфляцией, США задумались над снятием части тарифов. Даже несмотря на все противоречия. Так, 19 июня министр финансов США Джанет Йеллен заявила, что ведомство рассматривает вопрос об изменении некоторых тарифов, так как многие из них «не имеют стратегической цели». Однако полтора месяца спустя такой сценарий выглядит все менее реалистичным из-за очередного обострения вокруг Тайваня.

Раздражение Китая действиями американцев в отношении острова копилось долгое время. Еще до скандальной поездки Пелоси этот улей разворошил сам Байден. Находясь с визитом в Японии — ключевом союзнике США в регионе, — он пообещал помощь Тайваню в случае вторжения Китая, возможность которого активно обсуждалась в СМИ в последнее время. Реакция Министерства иностранных дел (МИД) КНР не заставила себя долго ждать. В ведомстве заявили, что Китай не позволит никакой стране вмешиваться в его внутренние дела, включая вопрос Тайваня. Белый дом поспешил «уточнить» слова Байдена, заявив, что США все так же поддерживают Политику одного Китая, признавая правительство Пекина единственным легитимным. Но осадок все равно остался.

Военно-морские учения Тайваня в преддверии визита Нэнси Пелоси, 26 июля 2022 года

Фото: Shioro Lee / Taiwan Presidential Office / AP

О том же поспешила заявить и Пелоси, но Китай это не сильно убедило, особенно с учетом последующих разъяснений причин ее поездки на Тайвань. В колонке для The Washington Post, опубликованной сразу после ее прибытия на остров, американский политик заявила, что главная ее задача — оказать поддержку демократии Тайваня, которой угрожает КНР.

Неудивительно, что в подобном жесте китайское руководство увидело не что иное, как поощрение США сепаратистов, которыми КНР считает тайваньские власти

Причем беспокоят китайцев не только политические жесты Белого дома, но и возрастающие поставки американского вооружения на остров. В середине июля Государственный департамент США одобрил потенциальную продажу военно-технической помощи Тайваню на сумму около 108 миллионов долларов, а за пару дней до визита Пелоси на остров стало известно, что республиканцы готовятся внести в палату представителей Конгресса США законопроект об оружейном ленд-лизе для Тайваня.

В нынешних реалиях снятие части тарифов на китайскую продукцию стало бы не только жестом доброй воли, но и потенциально могло бы облегчить жизнь американским потребителям. Однако сделать это «просто так» администрация Байдена не может, и ей необходимо «продать» снятие тарифов в обмен на какие-то уступки со стороны КНР, отметил китаист, заместитель директора ИМЭМО РАН Александр Ломанов.

Но после визита Пелоси не представляю, на какие уступки США готов пойти Китай, тем более в обмен на снятие совершенно необоснованных тарифов

Александр Ломановзаместитель директора ИМЭМО РАН

Кроме того, пойти на такой шаг в одностороннем порядке Белому дому не дают и приближающиеся промежуточные выборы в Конгресс США, которые, по мнению эксперта, превращаются в соревнование, кто из конкурирующих партий занимает более жесткую антикитайскую позицию.

Тайваньский патрульный корабль запускает глубинные бомбы в ходе учений перед визитом Пелоси, 26 июля 2022 года

Фото: Huizhong Wu / AP

При этом то, что Китай недостаточно жестко отреагировал на визит Пелоси, например, не взяв ее спецборт на сопровождение истребителями и не запустив перед ним ракеты, как предлагалось в сети и СМИ, не назвать и победой Соединенных Штатов. «Настоящий победой было бы создание хорошего взаимопонимания и укрепление взаимного доверия, при котором никто бы не опасался, что ему нанесут удар в спину», — считает Ломанов.

***

Поездка Пелоси на Тайвань обозначила новую веху в отношениях Соединенных Штатов и Китая. Глядя на «выходку» политика, которая по сути является третьим человеком в США, китайцы поняли, что современное американское руководство ставит свои сиюминутные внутриполитические потребности выше сложившихся за эти десятилетия «красных линий». И даже если на данном этапе складывается впечатление, будто Китай проглотил демарш Пелоси, раз не сбил ее самолет, — оно обманчиво. Эту обиду КНР затаит надолго и вряд ли с легкостью согласится закопать топор торговой войны, которая может оказаться особенно разрушительной в условиях глобального экономического кризиса.

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here