Антирусское настроение. Русофобия давно популярна в Польше. Как отношение к русским изменилось из-за событий на Украине?: Политика: Мужской журнал

0
6

Антирусское настроение. Русофобия давно популярна в Польше. Как отношение к русским изменилось из-за событий на Украине?00:11, 12 мая 2022Мир

На фоне спецоперации России на Украине отношения Москвы с Западом серьезно ухудшились. Среди европейских стран наиболее выраженную антироссийскую политику проводит Польша. Русофобия здесь проявляется на всех уровнях — как в отношении тех, кто не связан с политикой, так и применительно к официальным представителям России. Последним ярким примером стало нападение на посла России Сергея Андреева, которого облили красной краской, когда он пришел возложить цветы к мемориалу советских солдат в Варшаве. Впрочем, антироссийский акцент во внешней политике Польши появился не вчера и прослеживается на протяжении последних десятилетий. Как русофобия стала в Польше национальной идеей, какую роль в этом сыграла Украина и как будут развиваться отношения Варшавы и Москвы — разбиралась «Лента.ру».

Накал страстей

С 24 февраля, когда началась специальная военная операция на Украине, власти Польши позволили себе ряд острых заявлений и бескомпромиссных мер в отношении России и россиян.

В частности, в первый же день Польша запретила вещание российских телеканалов на своей территории. Затем руководство страны заявило о закрытии воздушного пространства для самолетов из России и предложило поставлять больше оружия на Украину. Страна одной из первых выступила за ускоренное принятие Украины в Евросоюз и призвала ЕС наложить эмбарго на российские энергоносители. Вскоре в Польше начали изымать российскую недвижимость и призывать ЕС как можно скорее прекратить выдачу шенгенских виз российским гражданам. Кроме того, руководство страны предложило «отменить» российскую культуру и убрать ее из публичного пространства.

Высказываясь негативно в отношении российской стороны, польские лидеры решили говорить не только от лица Варшавы, но и за остальных западных союзников. Премьер-министр Матеуш Моравецкий назвал русофобию очевидностью, в которой функционирует Европа. «Так стало, уважаемые господа, что в контексте того страшного события, которым является война на Украине, Польша устанавливает здесь стандарты определенного рода. То, что ранее называлось русофобией, сегодня уже является мейнстримом», — подчеркнул он.

Матеуш Моравецкий

Фото: Ukrainian Presidential Press Service / Reuters

Позже глава польского правительства объявил о запуске по всей Европе антироссийской кампании, в рамках которой в разные страны будут отправлены передвижные билборды с призывами «остановить Россию». Он уточил, что публичная акция под лозунгом Stop Russia Now будет поддерживаться в социальных сетях, а основной ее целью станут города Западной Европы, в первую очередь в Германии, Франции, Австрии и Италии. Таким образом, польское руководство не только не препятствует росту антироссийских настроений в европейском регионе, но и активно их пропагандирует.

В то же время ближайшие соседи республики, напротив, стараются бороться с дискриминацией россиян. Например, в немецком Штутгарте прошел автопробег «Против дискриминации русскоязычных». Около 200 автомобилей с российскими флагами проехали по городским улицам, требуя остановить русофобию. Осудил антироссийские настроения и бывший президент Чехии Вацлав Клаус: «Отвергаю существующую сегодня дешевую русофобию, отвергаю огульное отрицание русской культуры и тому подобные вещи». Политик предположил, что за повсеместной поддержкой Украины на Западе скрывается ненависть к России.

  • Конфликт на Украине раскалывает Евросоюз.Какую роль в этом играют США?
  • Акция против антироссийской политики Польши прошла и в Санкт-Петербурге. Активисты собрались у польского консульства и выразили возмущение позицией Варшавы по отношению к россиянам.

    При этом и в самой Польше звучат голоса с альтернативным мнением о России, но им часто не дают высказаться. Так, главный редактор издания Newsweek Polska Томаш Лис призвал поляков действовать рационально и не возлагать на всех россиян коллективную ответственность за решения политических элит. За подобные заявления журналиста затравили в социальных сетях, а его дочери и ранее поступали угрозы из-за того, что Лис активно критиковал польские элиты.

    Запад, включая Польшу, должен действовать рационально. Не поддаваться бездумной русофобии и не возлагать на россиян коллективную ответственность. Коллективная ответственность не может быть применена к россиянам

    Томаш Лиспольский журналист, главный редактор издания Newsweek Polska

    После 24 февраля антироссийская риторика официальной Варшавы предсказуемо усилилась, однако отношения двух стран стали напряженными намного раньше. На протяжении почти двух десятилетий польско-российское взаимодействие постепенно сходило на нет, и к текущему моменту достигло низшей точки. У этого тренда был ряд политических и исторических предпосылок.

    Дружбе конец

    Еще 20 лет назад отношения между двумя странами можно было назвать дружескими. В начале 2000-х годов президент России Владимир Путин в ходе своего первого срока активно контактировал с тогдашним польским коллегой Александром Квасьневским. Глава государства говорил о новом уровне отношений с Варшавой и выражал сожаление из-за упущенных возможностей в этой области. В свою очередь, Квасьневский выступал против визового режима между государствами, а также заявлял о планах инвестировать в экономику и туризм в Калининградской области.

    Старший научный сотрудник ИМЭМО РАН, эксперт клуба «Валдай» Дмитрий Офицеров-Бельский в беседе с «Лентой.ру» отметил, что уже в начале XXI века русско-польские отношения сильно зависели от взаимодействия России и США. Он напомнил, что в июне 2001 года бывший американский президент Джордж Буш-младший встретился с Путиным и оценил эти переговоры положительно, охарактеризовав российского коллегу как прямого и достойного доверия человека, с которым можно реалистично договариваться. Тогда в отношениях Москвы и Вашингтона наступила оттепель, следствием которой стало сближение и с польской стороной.

    На протяжении десятилетий поляки ориентируются на внешнюю конъюнктуру, которую для них создают Соединенные Штаты, и копируют в отношении России политику старшего партнера

    Дмитрий Офицеров-Бельский старший научный сотрудник ИМЭМО РАН, эксперт клуба «Валдай»

    Поворотным моментом в отношениях России и США стало вторжение Вашингтона в Ирак в 2003 году: Москва не поддержала действия американской стороны и жестко критиковала политику Буша. Диалог между Россией и Польшей тоже начал стремительно ухудшаться. В 2004-2005 годах Квасьневский играл активную посредническую роль в «оранжевой революции» на Украине, что было негативно оценено Москвой. Его усилия способствовали проведению в стране выборов, в результате которых к власти пришел Виктор Ющенко — сторонник сближения Украины с Европой и НАТО. В 2005-м российская сторона не пригласила польского президента на празднование освобождения Калининграда от фашистов.

    1 / 2

    Президент Польши Александр Квасьневский (справа) приветствует президента Украины Леонида Кучму, 2004 год

    Фото: POOL / Str GG / ACM / Reuters

    В ходе русско-грузинского конфликта в 2008-м уже новый президент Польши Лех Качиньский посетил Тбилиси и поддержал грузинского лидера Михаила Саакашвили. Эта позиция Варшавы стала еще одним препятствием для налаживания взаимодействия с Москвой.

    Офицеров-Бельский подчеркнул, что факторы, подрывающие русско-польские отношения, начали появляться один за другим. По словам эксперта, свою роль в этом процессе сыграло и то, что у Варшавы и Москвы не было прочных и значимых связей, разрывать которые было бы болезненно для каждой из сторон.

    Фактически к началу прошлого десятилетия мы имели ситуацию, когда обеим сторонам было практически нечем дорожить в отношениях друг с другом. Многое либо не успело сложиться, либо потерялось

    Дмитрий Офицеров-Бельский старший научный сотрудник ИМЭМО РАН, эксперт клуба «Валдай»

    При этом, отметил он, Россия пыталась наладить подобные связи, но не встречала содействия. Например, российский нефтегазовый гигант «Лукойл» собирался купить польскую нефтяную компанию Lotos, активы которой включали нефтеперерабатывающие заводы и терминалы по приему нефти в Гданьске. Однако Варшава не дала провести сделку, и покупка не состоялась.

    Уровень враждебности поляков в отношении Москвы существенно вырос в 2014 году, после украинского Евромайдана и присоединения Крыма к России. По данным опроса Pew Research Center, тогда более 81 процента польских граждан заявили, что отрицательно относятся к России, что было на 27 процентов больше, чем в 2013-м. Примечательно, что негативное мнение о России высказали поляки самых разных возрастов, профессий и социальных групп. Получается, уже восемь лет назад в польском обществе существовала консолидированная антироссийская повестка.

    Сегодня у власти в Польше находится правая националистическая партия «Право и справедливость». Глава партии и вице-премьер республики Ярослав Качиньский регулярно высказывается за усиление санкций против России. В начале апреля он также заявил, что страна готова к размещению на своей территории ядерного оружия США. При этом Качиньского все равно уличили в транслировании российской пропаганды о планах польской интервенции и ввода польских войск под эгидой НАТО на Западную Украину. Политику досталось за то, что он слишком активно заявлял о готовности Варшавы вступить в конфликт на Украине.

    Ярослав Качиньский

    Фото: Maciek Jazwiecki / Agencja Wyborcza.pl / Reuters

    Однако риторика лидеров «Права и справедливости» в отношении Москвы не всегда была такой жесткой. В ходе предвыборной кампании 2019-го в программе партии заявлялось о намерениях улучшить польско-российские отношения — но с оговоркой, что российская сторона должна пересмотреть свой курс во внешней политике. Тогда доцент кафедры зарубежного регионоведения и внешней политики РГГУ Вадим Трухачев предполагал, что при власти Качиньского Россия останется для Польши «экзистенциальной угрозой», своего рода страшилкой для избирателей. Три года спустя можно сказать, что эксперт не ошибся: антироссийская линия транслируется обществу на государственном уровне и только усиливается.

    Примечательно, что ряд представителей правых сил в других странах Европы традиционно ассоциируются с пророссийскими взглядами. Так можно сказать о лидере партии «Национальное объединение» во Франции Марин Ле Пен, которая чуть было не стала президентом на недавних выборах. От тесных связей с Москвой не отказывается и венгерский премьер-министр Виктор Орбан, глава правой партии «Фидес». Для Будапешта Россия является важным партнером, за счет сотрудничества с которым страна сохраняет реальный суверенитет в рамках ЕС. В Польше правые действуют таким же образом, только у них другой союзник — не Москва, а Вашингтон. «Орбан ведет такую же политику, что и поляки, только надо поменять имена ключевых внешних партнеров», — поясняет Офицеров-Бельский.

    Реваншизм и солидарность

    Исторические причины антироссийского курса в Польше уходят корнями в далекое прошлое. В конце XVIII века территорию польско-литовского государства Речи Посполитой трижды делили Российская империя, Пруссия и Австрия. Главным инициатором этого процесса была прусская сторона, желавшая получить влияние в наиболее развитых польских регионах. После разделов каждая сторона распространяла на приобретенных землях свою культуру и традиции. В некоторых районах запрещали польский язык, велась активная борьба с католической верой.

    В ходе наполеоновских войн в начале XIX века гражданские активисты в Польше предпринимали попытки организовать восстания за независимость, но все они не принесли успеха. В 1815 году, после окончательного разгрома Наполеона, решением Венского конгресса было создано Царство Польское, ставшее частью Российской империи. Государство окончательно потеряло свою независимость, однако все равно оставалось чужеродным в составе России: польское население продолжало сопротивляться внешней власти. В 1830-х и 1860-х в стране прошли массовые кровопролитные восстания, но и они не приблизили страну к освобождению. В то же время на землях, отошедших Пруссии, проводилась политика Культуркампф, продвигаемая рейхсканцлером Отто фон Бисмарком. В рамках этого курса правительство Бисмарка усилило давление на католическую церковь, провоцировало стычки на религиозной почве и ущемляло поляков по национальному признаку.

    Первый раздел Польши, 1772 год. Российская императрица Екатерина II, австрийский император Иосиф II и прусский король Фридрих II делят Польшу, польский король Станислав Понятовский протестует

    Фото: Public Domain / Wikimedia

    Несмотря на потерю суверенитета, уровень жизни на польских территориях был высоким, и экономика развивалась прекрасно, напоминает Офицеров-Бельский. Варшава была третьим по величине городом в империи, следом за Москвой и Санкт-Петербургом. В Царстве Польском прекрасно развивалась промышленность, наука и культура, в то время как в соседней Австро-Венгрии процветало в основном сельское хозяйство. «Многим полякам в Галиции было комфортно, они сохранили все высшие должности и возможность доминирования над украинским населением, проживающим на той же территории», — рассказал эксперт.

    Условную независимость Польше удалось вернуть только после Первой мировой войны. Однако триумф Варшавы длился недолго: в конце 1930-х страну снова поделили, на этот раз между СССР и гитлеровской Германией. Именно так поляки трактуют пакт Молотова-Риббентропа — договор о ненападении между Советским Союзом и Берлином, подписанный в августе 1939-го. Секретная часть документа предполагала, что восточная часть Польши, Эстония, Литва и Латвия отходят под протекторат России, в то время как Германия берет под контроль западные польские земли. 1 сентября 1939-го Германия начала вторжение в Польшу, а 17 сентября того же года на территорию страны вторглись советские войска. В 1940-м к СССР присоединили и страны Прибалтики. Этот факт во многом объясняет общую антироссийскую линию Варшавы, Вильнюса, Риги и Таллина в наши дни. Польшу и страны Балтики объединяет реваншизм и ущемленность в связи с тем, что Россия (и СССР) якобы отняла у них независимость и право на самостоятельное определение будущего.

  • «Защитим инородцев от русского держиморды»Как национализм в Белоруссии и на Украине должен был укрепить СССР, но лишь приблизил его распад
  • После войны СССР навязал Польше свои условия, и страна была вынуждена стать частью коммунистического блока. В государстве установили марионеточное правительство, полностью зависимое от Москвы. Министром обороны был назначен маршал Константин Рокоссовский — один из наиболее значимых советских полководцев. Также страна потеряла большую часть восточных территорий, которые были присоединены к Советскому Союзу. До начала 1980-х Польша оставалась под влиянием коммунистов. Историк Офицеров-Бельский напомнил, что в те годы лидер Польской объединенной рабочей партии Владислав Гомулка критиковал западный империализм и американскую дипломатию, которая в XX веке поддерживала исключительно диктаторов в странах третьего мира.

    В прошлом веке польские лидеры стояли на трибунах и проклинали западный империализм. Сегодня сложилась абсолютно зеркальная ситуация: они так же стоят на трибунах, но теперь проклинают Россию, потому что геополитическая реальность изменилась

    Дмитрий Офицеров-Бельский старший научный сотрудник ИМЭМО РАН, эксперт клуба «Валдай»

    Вернуться на путь демократии и капитализма Польше удалось только к 1989 году благодаря усилиям антикоммунистического профсоюза «Солидарность». Активисты движения организовали массовые забастовки по всей стране, которые дестабилизировали обстановку и способствовали смене режима. В конце 1990-х в Польше создали Институт национальной памяти (ИНП) — специальную организацию, расследующую преступления против польского народа. Одна из ключевых идей института — теория «двух оккупаций» Польши: нацистской и советской. Стараясь стереть несколько десятилетий из исторической памяти, активисты организации регулярно инициируют демонтаж памятников советским солдатам и переименование улиц, названных в честь героев СССР.

    Несмотря на негативную роль Германии в польской истории, Варшаве удалось построить партнерские отношения с Берлином, чего нельзя сказать о Москве. Власти республики выбрали очевидную выгоду от конструктивного взаимодействия со старшим партнером по ЕС и отложили исторические обиды на второй план. Офицеров-Бельский отмечает, что определенная германофобия в Польше все же присутствует, но сейчас Берлин — в первую очередь партнер для Варшавы. Тем не менее обе страны по-разному смотрят на развитие Евросоюза, что дополнительно осложняет их отношения.

    После начала спецоперации России на Украине деятельность ИНП активизировалась: в стране снесли несколько советских мемориалов и планируют разрушить еще десятки. Такие действия Варшавы и некоторых других членов ЕС справедливо критикуют. Американский ветеран Фрэнк Кон назвал уничтожение памятников глупым и призвал оценивать людей по их делам, а не по национальной принадлежности. Текущее положение вещей показывает, что поляки хорошо помнят обиды, но быстро забывают доброе отношение и помощь. После Второй мировой войны Варшава была фактически стерта с лица земли. Столицу быстро восстановили при масштабной финансовой и ресурсной поддержке СССР. Благодаря помощи советских властей в Польше открывались новые университеты, и в 1946-м, несмотря на серьезные потери среди населения, количество студентов уже превышало показатели довоенного 1939-го.

    Бастующие у Гданьской судоверфи, 1981 год

    Фото: Зенон Мирота / Wikimedia

    Кроме того, при коммунизме Польша стала индустриальной державой. Потенциал для роста технологий и экономики, который успешно реализуется в республике с 1990-х годов до сегодняшнего дня, был заложен именно в послевоенные годы, подчеркивает Офицеров-Бельский. Он напомнил, что при поддержке СССР в Польше развивалась сфера образования, было подготовлено достаточное количество профессиональных кадров, которые впоследствии вывели страну на современные позиции. По словам эксперта, отношения Москвы и Варшавы никогда не были «игрой с нулевой суммой»: русский и польский народы развивались в режиме синергии, и было много факторов, которые их сближали.

    Есть много возможностей увидеть взаимоотношения России и Польши в XX веке и ранее с позитивной стороны. Неверно и непрагматично пытаться создавать барьеры в отношениях с Москвой на уровне национальной памяти

    Дмитрий Офицеров-Бельский старший научный сотрудник ИМЭМО РАН, эксперт клуба «Валдай»Влияние соседей

    Спецоперация России на Украине спровоцировала масштабный миграционный кризис в Европе. Основной удар приняла на себя Польша: в стране остались почти три миллиона беженцев и продолжают прибывать новые. Нельзя сказать, что польские власти сильно этому рады. Мэр Варшавы Рафал Тшасковский пожаловался на увеличение плотности населения города из-за наплыва украинцев. Он рассказал, что население столицы увеличилось на 15 процентов, что создало огромное давление на город. По его словам, Варшава уже сейчас тратит на поддержку беженцев «сотни миллионов злотых, а в перспективе месяцев и лет это будут миллиарды». Однако граждане республики придерживаются другого мнения: более 90 процентов поляков высказываются за прием беженцев и активную помощь украинской стороне.

    Беженцы на украинско-польской границе

    Фото: Hannah McKay / Reuters

    Спасающиеся от боевых действий украинцы оказывают давление не только на инфраструктуру, но и на отношение поляков к России. Видя сложности и неудобства, с которыми сталкиваются беженцы, и ощущая влияние миграционного кризиса на свою бытовую жизнь, польские граждане возлагают коллективную ответственность за это на всех россиян. При этом приток мигрантов из Украины в Польшу начался еще в 2014 году, после дестабилизации обстановки в Донбассе. Тогда сотни тысяч человек приехали в страну за образованием, высокооплачиваемой работой или просто за спокойной жизнью. Несмотря на то что у власти в Польше тогда были правые силы, украинцам оказали радушный прием, для них создали специальные программы по трудоустройству и получению образования.

    250 000

    украинцев имели вид на жительство в Польше к 2021 году

    В качестве побочного эффекта от вышеописанного переселения негативное отношение граждан Украины к России и россиянам начало передаваться полякам. Приезжие транслировали в Польше свою версию событий на Украине. Польские дети ходили в одни детские сады и школы с детьми украинских беженцев, где с малых лет перенимали их взгляды. Таким образом в республике сформировалась мощная солидарность с украинской стороной, что еще больше отдалило Варшаву от Москвы. У Польши не оставалось иного выбора, кроме как занять жесткую антироссийскую позицию в текущем конфликте.

    При этом российские власти полагают, что Варшава может искать прямой выгоды для себя в ситуации вокруг Украины. Так, глава Службы внешней разведки (СВР) России Сергей Нарышкин заявил о планах поляков ввести войска на западные украинские территории под предлогом защиты от российской агрессии и установить над ними контроль.

    Фото: Jacek Marczewski / Agencja Gazeta / Reuters

    Варшава эту информацию опровергла, но тут же анонсировала масштабные военные учения в приграничных районах. Учитывая регулярные призывы республики ввести на Украину миротворцев НАТО, версия о вводе военного контингента Польши на украинскую территорию не выглядит нереалистичной. Большинство поляков это одобряют: по данным опроса лаборатории IBRiS, около 57 процентов граждан Польши поддерживают ввод войск на украинскую территорию. Однако историк Офицеров-Бельский уверен, что время для такого решения еще не пришло.

    ***

    Несмотря на сложную геополитическую ситуацию, в которой сегодня оказалась Европа, боевые действия на Украине однажды закончатся. На первый план снова выйдут вопросы глобального характера: экологическая повестка и устойчивое развитие, борьба с терроризмом, вопросы миграции и мировой продовольственной безопасности. Кроме того, европейским правительствам придется устранять или сглаживать последствия неэффективных экономических решений периода пандемии, а также шагов в области экономики и логистики, связанных с санкциями против России. Офицеров-Бельский полагает, что в политическом пространстве возникнут новые диалоги, и для Польши будет важно в них включаться. Речь идет в том числе о диалоге с Москвой. «Если Польша останется в стороне, это будет означать, что ее мнение, позиция и интересы не будут учитываться», — резюмировал эксперт.

    На данный момент официальной Варшаве выгодна антироссийская политика. Она способствует сближению польской стороны с США и соответствует популярным политическим трендам на Западе. В то же время официальная Москва тоже пользуется этой позицией в своих интересах. Проявления русофобии со стороны Польши позволяют Кремлю поддерживать в стране антизападные настроения и укреплять курс на сепарацию от Европы. Однако стороны могли бы извлечь больше выгод из сотрудничества, основанного на взаимных интересах. Возможно, если в будущем Варшаве удастся проводить более независимую от старших партнеров политику, у российско-польских отношений снова появится шанс.

    Источник

    ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

    Please enter your comment!
    Please enter your name here